О посмертном и послеродовом сознании - Елена Петровна Блаватская Ключ к теософии Ясное изложение


^ О посмертном и послеродовом сознании36

Спрашивающий. Но если человеческое самосознание, как правило, переживает смерть, почему должны быть исключения?

Теософ. В фундаментальных принципах Духовного Мира исключения невозможны. Но есть правила для тех, кто видит, и правила для тех, кто предпочитает остаться слепым.

Спрашивающий. Совершенно верно, я понимаю. Это лишь заблуждение слепого человека, который отрицает существование Солнца только потому, что он его не видит. Но после смерти его духовные глаза несомненно вынудят его прозреть. Вы это имеете в виду?

Теософ. Он не будет вынужден, и ничего не увидит. Упорно отрицая при жизни продолжение существования после смерти, он будет неспособен увидеть его, поскольку его духовные способности, будучи подавлены при жизни, не смогут развиваться после смерти, и он останется слепым. Настаивая на том, что он должен это видеть, Вы, очевидно, подразумеваете одно, а я другое. Вы говорите о Духе из Духа, или о пламени из пламени — короче об Атме — и Вы смешиваете его с человеческой Душой — Манасом... Вы не понимаете меня; я попробую разъяснить это. Основная суть Вашего вопроса состоит в том, чтобы узнать, возможна ли в случае законченного материалиста полная потеря само-сознания и само-восприятия. Не так ли? Я отвечаю, это возможно. Поскольку, твердо веря в нашу эзотерическую доктрину, которая обращается к посмертному периоду, или интервалу между двумя жизнями или рождениями, просто как к переходному состоянию, я говорю, длится ли этот интервал между двумя актами иллюзорной драмы один год или миллион, посмертное состояние может без нарушения фундаментального закона оказаться таким же состоянием, как у человека в глубоком обмороке.

Спрашивающий. Но как это может быть, если Вы только что сказали, что фундаментальные законы состояния после смерти не допускают исключений?

Теософ. Я не сказала, что он допускает исключения. Но духовный закон непрерывности относится только к вещам истинно реальным. Для того, кто прочел и понял Мундака Упанишаду и Веданта-Сару, все это становится очень ясно. Я скажу больше: важно понимать, что мы подразумеваем под Буддхи и двойственностью Манаса, для того, чтобы иметь ясное представление, почему у материалиста после смерти может не сохраниться само-сознание. Поскольку Манас, в его низшем аспекте, является вместилищем земного разума, он может, таким образом, давать только такое восприятие Вселенной, которое основано на том, что очевидно для разума; он не может дать духовного зрения. В восточной школе говорят, что между Буддхи и Манасом (Эго), или Ишварой и Праджной37 в действительности нет разницы большей, чем между лесом и его деревьями, озером и его водами, как учит Мундака. Одно или сотни деревьев погибают от потери жизненных сил или будучи вырванными с корнем, но это не может помешать лесу оставаться лесом.

Спрашивающий. Но, насколько я понимаю, Буддхи представляет в этом сравнении лес, а Манас-Тайджаси — деревья. И если Будда бессмертен, то как может то, что подобно ему, т.е. Манас-Тайджаси абсолютно потерять сознание до дня новой инкарнации? Я не могу понять этого.

Теософ. Вы не можете, поскольку Вы смешиваете абстрактный образ с его случайными изменениями формы. Запомните, что если о Буддхи-Манасе может быть сказано, что он, безусловно, бессмертен, то это не может быть сказано о Низшем Манасе, и еще в меньшей степени о Тайджаси, который является только свойством. Ни один из них, ни Манас, ни Тайджаси, не могут существовать отдельно от Буддхи, божественного Духа, поскольку первый (Манас) в своем низшем аспекте является отличительным признаком земной персоны, а второй (Тайджаси) идентичен с первым, так как это тот же Манас, только с отблеском света Буддхи. В свою очередь, Буддхи остался бы лишь безличным Духом без этого элемента, почерпнутого им у человеческой Души, который обусловливает и создает из него в этой иллюзорной Вселенной как бы нечто отдельное от вселенской Души на весь период цикла воплощения. Точнее сказать, что Буддхи-Манас не может ни умереть, ни утратить в Вечности свое сложное само-сознание и воспоминания о своих предыдущих воплощениях, в которых оба — т.е. духовная и человеческая Душа — плотно связаны друг с другом. Но это не так в случае материалиста, чья человеческая Душа не только ничего не получает от божественной Души, но даже отказывается признать ее существование. Вы вряд ли сможете применить эту аксиому к свойствам и характеристикам человеческой личности, поскольку это будет как в поговорке, что поскольку твоя божественная Душа бессмертна, то и румянец на твоих щеках должен быть бессмертным, несмотря на то, что этот румянец, подобно Тайджаси38 — просто преходящее явление.

Спрашивающий. Я правильно понял, что Вы хотели сказать, чтобы мы не смешивали в своем понимании ноумен с феноменом, причину со следствием?

Теософ. Да, я так сказала и повторю, что ограниченное Манасом или только человеческой Душой, сияние самого Тайджаси становится только вопросом времени, поскольку и бессмертие, и сознание после смерти становятся для земной личности человека, просто отличительными признаками, поскольку они полностью зависят от условий и верований, созданных самой человеческой Душой в течение жизни ее тела. Карма работает непрестанно: в нашей жизни после смерти мы пожинаем плоды того, что сами посеяли при жизни.

Спрашивающий. Но если после разрушения моего тела мое Эго может оказаться погруженным в состояние полной бессознательности, где может свершиться наказание за грехи моей прошлой жизни?

Теософ. Наша философия учит, что Кармическое наказание постигает Эго только в его следующем воплощении. После смерти оно получает только вознаграждение за незаслуженные страдания, перенесенные за время последнего воплощения39. Полное наказание после смерти, даже для материалиста, состоит, таким образом, в отсутствии какого бы то ни было вознаграждения, и полной потере сознания блаженства и отдыха. Карма — дитя земного Эго, плод древа деятельности, коим является видимая всем объективная личность, равно как и плод всех мыслей и даже побуждений духовного "Я"; но Карма — также заботливая мать, излечивающая раны, нанесенные ею в течение предшествующей жизни, прежде чем она начнет мучить это Эго нанесением ему новых ран. Если можно так сказать, то нет душевного или физического страдания в жизни смертного, которое не является прямым результатом и следствием какого-то греха в предыдущем существовании; с другой стороны, поскольку он не сохраняет даже малейшего воспоминания об этом в своей настоящей жизни и чувствует себя не заслуживающим такого наказания и поэтому думает, что он страдает без вины — этого одного достаточно, чтобы человеческая душа в своем посмертном существовании получила право на полное утешение, отдых и блаженство. Смерть всегда приходит к нашим духовным сущностям как друг и освободитель. Для материалиста, который, несмотря на свой материализм, был неплохим человеком, период между двумя жизнями будет похож на непрерывный безмятежный сон ребенка, либо совсем без сновидений, либо полный картин, от которых он не будет получать определенных ощущений, в то время как для большинства смертных это будет сон живой, как жизнь и полный реалистических видений и блаженства.

Спрашивающий. Значит конкретный человек будет всегда слепо продолжать страдать от ударов Кармы, которые навлекло на себя Эго?

Теософ. Не совсем так. В торжественный момент смерти, даже если смерть была внезапной, каждый человек видит всю свою жизнь, выстроенную перед ним во всех мельчайших деталях. На одно короткое мгновение личность становится единой с индивидуальным и всезнающим Эго. Но этого мгновения достаточно для того, чтобы показать ему полную цепочку причин, действующих в течение его жизни. Он видит и понимает себя, как он есть, не приукрашенным лестью и самообманом. Он читает свою жизнь, оставаясь зрителем, взирающим вниз на арену, которую он покидает, он чувствует и осознает справедливость всех страданий, постигших его.

Спрашивающий. Это случается со всеми?

Теософ. Без исключения. Нас учили, что очень добрые и святые люди видят не только ту жизнь, которую они проживают, но даже некоторые предыдущие жизни, в которых они создавали причины, которые сделали их тем, кем они были в той жизни, которая сейчас завершается. Они постигают закон Кармы во всем его величии и справедливости.

Спрашивающий. А есть ли что-нибудь аналогичное этому перед новым рождением?

Теософ. Есть. Подобно тому, как человек в момент смерти ретроспективно видит жизнь, которую он вел, так в момент нового рождения, Эго, пробуждающееся от состояния Дэвакхана, имеет перспективное видение предстоящей ему жизни и осознает все причины, которые привели к ней. Оно понимает их и видит события будущей жизни, потому что именно между Дэвакханом и рождением Эго вновь приобретает свое полное манасическое сознание и на короткое время становится Богом, которым оно было до того, как в соответствии с законом Кармы впервые спустилось в материю и воплотилось в первого человека из плоти, "золотая нить" видит все свои "жемчужины", не пропуская ни одну из них.


^ Что в действительности означает аннигиляция

Спрашивающий. Я слышал, как некоторые теософы говорили о золотой нити, на которую нанизаны их жизни. Что они под этим подразумевают?

Теософ. В Индусских Священных книгах говорится, что то, что проходит периодические воплощения — это Сутратма, что буквально означает "Нить Души". Это синоним перевоплощающегося Эго — Манас, соединившийся с Буддхи — который вбирает Манасические воспоминания о наших предшествующих жизнях. Она названа так потому, что подобно жемчужинам на нити длинная череда человеческих жизней нанизана на одну эту нить. В некоторых Упанишадах эти повторяющиеся рождения сравниваются с жизнью смертного, которая периодически колеблется между сном и бодрствованием.

Спрашивающий. Должен сказать, это не очень понятно, и я скажу, почему. Для человека, который просыпается, начинается новый день, но человек душой и телом тот же, что и вчера; в то время как при каждом воплощении полностью меняется не только внешность, пол, персона, но и ментальные и психические возможности. Сравнение не кажется мне абсолютно корректным. Человек, пробуждающийся ото сна, достаточно ясно помнит, что он делал вчера, позавчера и даже многие месяцы и годы назад. Но никто из нас не имеет ни малейшего воспоминания о предшествующей жизни или каких-либо фактах и событиях, связанных с ней... Я могу забыть утром, что я видел во сне, тем не менее, я знаю, что я спал и уверен, что во время сна я был жив; но какие у меня могут быть воспоминания о моем прошлом воплощении до момента смерти? Как Вы согласуете это?

Теософ. Некоторые люди в течение жизни вспоминают свои прошлые воплощения, но это Будды и Посвященные. Это то, что Йоги называют Самма-Самбудха, или знание о всей цепочке прошлых воплощений.

Спрашивающий. Но мы простые смертные, которые не достигли Самма-Самбудхи — как нам понять это сравнение?

Теософ. Изучением и стремлением понять более точно характеристики и три типа сна. Сон — это общий и непреложный закон для человека как животного, но существуют разные типа сна и еще больше сновидений и видений.

Спрашивающий. Но это уводит нас к другому предмету. Давайте вернемся к материалисту, который не отрицая снов, что он вряд ли мог бы сделать, отрицает бессмертие вообще и сохранение своей собственной индивидуальности в частности.

Теософ. И материалист без этого знания — прав. Тот, кто не имеет внутреннего восприятия, веры в бессмертие своей Души, в том человеке Душа никогда не станет Буддхи-тайджаси; но станет просто Манасом, а для Манаса, как такового, бессмертие невозможно. Для того, чтобы прожить в мире, в который мы должны войти как в сознательную жизнь, нужно прежде всего верить в ту жизнь во время земного существования. На этих двух афоризмах Тайной Науки построена вся философия, касающаяся посмертного сознания и бессмертия Духа. Эго всегда получает то, что заслужило. После разложения тела, для него начинается период полного пробуждения сознания, или стадия хаотических снов, или абсолютно лишенный сновидений сон, неотличимый от небытия — таковы три типа снов. Если наши физиологи видят причину снов и видений в неосознанном приготовлении к ним в часы бодрствования, почему то же самое не может относиться к посмертным снам? Я повторяю это: смерть есть сон. После смерти, перед духовными глазами Души начинается представление по программе, выученной и зачастую составленной нами самими: практическое воплощение правильных представлений и иллюзий, созданных нами самими. Методист будет методистом, мусульманин — мусульманином, по крайней мере в течение какого-то времени — в совершенном раю простаков, каждым человеком придуманном и устроенном. Это — посмертные плоды древа жизни. Конечно, наша вера или неверие в факт осознанного бессмертия неспособны повлиять на безусловную реальность самого факта, раз уж он существует; но вера или неверие в это бессмертие, как свойство независимых или отдельных сущностей, неизбежно придаст окраску этому факту в приложении его в каждой из этих сущностей. Теперь Вы начинаете это понимать?

Спрашивающий. Я думаю, да. Материалист, не верящий ни во что, что не может быть подтверждено ему его пятью чувствами или научным рассуждением, основанным исключительно на данных, полученных через те же чувства, несмотря на их недостаточность, и отрицающий любое духовное проявление, воспринимает жизнь исключительно как осознанное существование. И согласно их вере, с ними так и будет. Они потеряют свое персональное Эго и до следующего пробуждения погрузятся в сон без сновидений. Так ли это?

Теософ. Почти так. Вспомните практически универсальное учение о двух типах осознанного существования: земное и духовное. Последнее следует считать реальным благодаря тому самому факту, что оно представлено вечной, неизменной и бессмертной монадой; тогда как воплощающееся Эго одевается в новое одеяние, совершенно отличное от такового в прежних воплощениях, и в котором все, кроме духовного прототипа, обречено изменяться так радикально, что от него не останется и следа.

Спрашивающий. Как же так? Может ли мое сознательное земное "Я" не только исчезнуть на время, подобно сознанию материалиста, но и полностью, не оставив никакого следа?

Теософ. Согласно нашему учению оно должно исчезнуть именно так и во всей своей полноте, все, кроме принципа, который объединившись с Монадой, становится чисто духовной и нерушимой сущностью, единой с ней в Вечности. Но в случае несомненного материалиста, в персональном "Я" которого никогда не отражался Буддхи, как может последний захватить в Вечность частицу такой земной личности? Ваше духовное "Я" бессмертно; но от Вас теперешнего, он может забрать в Вечность только то, что достойно бессмертия, а именно, только аромат цветка, скошенного смертью.

Спрашивающий. Ну, хорошо, а цветок, земное "Я"?

Теософ. Цветок, как все прошлые и будущие цветы, которые цвели и будут цвести на материнском стебле, Сутратме, все дети единого корня — Буддхи — вернутся в прах. Ваше теперешнее "Я", как Вы уже сами знаете, является не телом, сидящим теперь передо мною, не тем, что я назвала бы Манас-Сутратма, но Сутратма-Буддхи.

Спрашивающий. Но это совершенно не объясняет мне, почему жизнь после смерти Вы называете бессмертной, бесконечной и реальной, а земную жизнь просто призраком или иллюзией; поскольку даже эта посмертная жизнь имеет пределы, несмотря на то, что они гораздо шире, чем у земной жизни.

Теософ. Без сомнения. Духовное Эго человека движется в вечности между часами рождения и смерти, подобно маятнику. Но если эти часы, отмечающие жизнь земную и жизнь духовную, по своей продолжительности ограничены, и если самое число таких фаз в Вечности между сном и бодрствованием, иллюзией и реальностью, имеет свое начало и конец, то духовный странник, напротив, вечен. Таким образом, часы его посмертной жизни, когда, будучи развоплощенным, он стоит лицом к лицу с правдой, а не с миражами своего промежуточного существования на Земле, в течение того периода странствия, который мы называем "цикл перерождения", по нашей концепции является единственной реальностью. Такие интервалы, несмотря на их ограниченность, не мешают Эго и, вечно совершенствуя себя, оно неуклонно движется, пусть постепенно и медленно, по дороге к его последней трансформации, когда это Эго, достигнув своей цели, становится вечной сущностью. Эти интервалы и остановки помогают двигаться к конечному результату, а не мешают ему, и без таких ограниченных интервалов божественное Эго никогда не могло бы достичь конечной цели. Я уже приводила упрощенную иллюстрацию, сравнивая Эго, или индивидуальность, с актером, а его многочисленные и различные воплощения — с ролями, которые он играет. Назовете ли Вы эти роли или его костюмы индивидуальностью самого актера? Подобно тому актеру Эго вынуждено, по необходимости, играть в течение цикла до самого порога Паранирваны много ролей, даже, может быть, неприятных для него. Но как пчела собирает мед с каждого цветка, оставляя прочее на корм земляным червям, также и наша духовная индивидуальность, называем ли мы ее Сутратма или Эго. Собирая с каждой земной персоны, в которую Карма заставила ее воплотиться, только нектар душевных качеств и самоосознания, оно объединяет все это в единое целое и появляется из своей куколки как великий Дхиан Чохан. Тем хуже для тех земных личностей, из которых оно не могло взять ничего. Такие личности, без сомнения, не могут прожить сознательно свое земное существование.

Спрашивающий. Таким образом, кажется, что для земной личности бессмертие все же условно. Тогда не является ли безоговорочным бессмертие как таковое?

Теософ. Вовсе нет. Но не-существующее не может быть бессмертным: для всего, что существует как САТ, или эманировало из САТ, бессмертие и вечность абсолютны. Материя — противоположность Духа, и, тем не менее, они едины. Сущность всего этого, а именно Духа, Силы и Материи или трех в одном — в отсутствии начала и конца; но форма, которую приобретает это триединство во время своих инкарнаций, его внешность — безусловно только иллюзия наших собственных воззрений. Поэтому мы называем реальностью только Нирвану и Универсальную Жизнь, относя земную жизнь, включая ее земную персону, и даже ее Дэвачанное состояние к обманчивой сфере иллюзий.

Спрашивающий. Но зачем, в таком случае, сон называть реальностью, а пробуждение — иллюзией?

Теософ. Это просто сравнение, сделанное для облегчения понимания предмета, и, с точки зрения земных понятий, очень корректное.

Спрашивающий. И однако, я не могу понять, если будущая жизнь основана на справедливости и заслуженном воздаянии за многие земные страдания, почему в случае с материалистами, многие из которых поистине честные и милосердные люди, от их личностей не должно остаться ничего, кроме останков увядшего цветка.

Теософ. Никто никогда не говорил ничего подобного. Ни один материалист, даже неверующий, не может умереть навсегда во всей полноте своей духовной индивидуальности. Было сказано, что в случае материалиста, сознание может исчезнуть полностью или частично так, что от его личности не сохраняется никаких остатков сознания.

Спрашивающий. И, конечно, это и есть Аннигиляция?

Теософ. Вовсе нет. Можно спать мертвым сном и проехать несколько остановок в длительном путешествии по железной дороге, без малейших воспоминаний и осознания этого, или просыпаться на каждой станции и продолжать путешествие мимо других бесчисленных остановок до конца пути или достижения цели. Было упомянуто три типа сна — без сновидений, хаотический, и еще один, который так натурален, что для спящего человека его сны становятся полной реальностью. Если Вы верите в последнее, почему Вы не можете верить в предыдущее; согласно тому, в какую жизнь после смерти человек верил и какой ожидал, такая у него и будет. У того, кто не ожидал жизни после смерти, в промежутке между двумя рождениями, будет абсолютная пустота, равная Аннигиляции. Это только осуществление программы, о которой мы говорим, программы, созданной материалистом себе самому. Но, как Вы говорили, существует несколько типов материалистов. Эгоистичный, безнравственный эгоист, тот, кто никогда не пролил слезинки о ком-либо, кроме себя, тем самым добавляя к своему неверию полное безразличие ко всему миру, на пороге смерти должен покинуть свою личность навсегда. Поскольку эта персона не имеет даже ниточки симпатии к окружающему миру, а, значит, ничего, чем ей можно было бы зацепиться за Сутратму, с последним дыханием все связи между ними будут прерваны. Для такого материалиста не будет Дэвакхана, он родится снова, почти немедленно, но те материалисты, которые не грешили ни в чем, кроме своего неверия, проспят лишь одну станцию. И придет время, когда этот экс-материалист постигнет себя в Вечности и, возможно, пожалеет, что потерял один день, одну остановку вечной жизни.

Спрашивающий. Тогда не будет ли более точным сказать, что смерть — это рождение для новой жизни или еще одно возвращение в вечность?

Теософ. Можете сказать так, если хотите. Только поймите, что рождения различаются, и что бывают рождения "мертворожденных" существ, которые являются ошибками природы. Более того, с Вашими западными навязчивыми идеями о материальной жизни, слова "жизнь" и "бытие" совершенно непригодны к чисто субъективному состоянию посмертного существования. Именно поэтому, кроме немногих философов, которых многие не читали и которые сами слишком запутаны, чтобы привести достаточно отчетливую его картину, именно потому, что Ваши западные идеи о жизни и смерти в результате стали такими куцыми, что, с одной стороны, они привели к грубому материализму, а с другой — к еще более материальной концепции другой жизни, которую спиритуалисты сформулировали Вам как Страну Вечного Лета. Там души людей едят, пьют, женятся и живут в раю, таком же чувственном, как в раю Мохаммеда, но менее философском. И общие концепции необразованных христиан ничуть не лучше, будучи, если это возможно, еще более материалистичными. Что, между увечными ангелами, медными трубами, золотыми арфами и материальными кострами преисподней, христианские небеса кажутся похожими на сказочную сцену в рождественной сказке для детей.

Это из-за этих узких концепций, которые Вы находите такими сложными для понимания. Именно поэтому жизнь развоплощенной Души, при обладании всей яркостью реальности, как в некоторых снах, лишена всякой грубо объективной формы земной жизни, которую Восточные философы сравнили с видениями во время сна.

^ Определенные слова для определенных вещей

Спрашивающий. Не думаете ли Вы, что из-за того, что нет определенных и постоянных терминов для обозначения каждого "Принципа" в человеке, в наших умах возникает такая путаница идей относительно соответствующих функций этих "Принципов"?

Теософ. Я сама уже думала об этом. Вся проблема возникла из-за следующего: мы начали свое описание и дискуссию о "Принципах", используя санскритские названия, вместо того, чтобы сразу, для удобства теософов установить им эквиваленты на английском. Теперь мы должны постараться исправить это.

Спрашивающий. Это было бы хорошо, поскольку помогло бы избежать дальнейшей путаницы; мне кажется, не существует и двух авторов, пишущих о Теософии, которые согласились бы называть одни и те же "Принципы" одинаковыми именами.

Теософ. Путаница, однако, скорее кажущаяся, нежели существующая на самом деле. Я слышала, как многие теософы выражали удивление и критиковали отдельные исследования, где говорится об этих "Принципах"; но, если посмотреть внимательнее, в них не было большей ошибки, чем использование слова "Душа" для обозначения трех Принципов, без указания разницы между ними. Во-первых, у самого понятного из наших пишущих теософов господина А.П. Синнета, есть несколько доступных для понимания и восхитительно написанных отрывков о "Высшем Я"40. Его истинная мысль также была непонятна многими из-за использования им слова "Душа" в общем смысле. Приведу, тем не менее, несколько отрывков, которые показывают, насколько ясным и понятным является все, что он пишет об этом предмете:

"...Человеческий Дух, однажды брошенный в потоки эволюции, как человеческая индивидуальность41, проходит через перемежающиеся периоды физического и относительно духовного развития. Влекомый свойствами Кармы, он проходит от одного плана или состояния природы, к другому; проживая в своих воплощениях жизни, предопределенные Кармой, изменяя ее развитие в пределах, зависящих от обстоятельств и, — развивая новую Карму правильным или неправильным использованием обстоятельств, — он возвращается к духовному существованию (Дэвакхану) после каждой физической жизни, — через, лежащие между ними, районы Камалоки — для отдыха, освежения и для постепенного впитывания в свою сущность, в качестве дальнейшего космического развития, жизненного опыта, полученнного "на Земле", или во время физического существования. Этот взгляд на вещи, кроме того, позволяет размышляющему над данным предметом сделать много сопутствующих заключений: например, что перенос сознания из Камалоки в Дэвакханическое состояние в ходе этого развития, неизбежно будет постепенным42, что на самом деле не существует жесткой границы, разделяющей различные духовные состояния, что даже духовный и физический планы, как показывают психические способности живых людей, не настолько безнадежно отделены один от другого, как предполагает материалистическая теория; что все состояния природы существуют вокруг нас одновременно и взывают к различным воспринимающим способностям; и так далее... Ясно, что во время физического существования люди, обладающие психическими способностями, остаются связанными с планами сверхфизического сознания; и несмотря на то, что большинство людей не одарены такими способностями, все мы, как показывают феномены сна, и особенно... сомнамбулизм и месмеризм, способны войти в состояние сознания, с которым пять физических чувств ничего общего не имеют. Мы — души в нас — не подчинены всецело воле волн океана материи. Мы, очевидно, сохраняем какой-то неумирающий интерес или права на берегу, от которого мы временно отплыли. Таким образом, процесс воплощения не полностью описывается, когда мы говорим о чередующемся существовании на физическом и духовном планах, тем самым изображая душу как конечную сущность, всецело переходящую из одного состояния существования в другое. Более точным определением процесса было бы, наверное, представить воплощение происходящим на этом физическом плане природы под действием излучения, эманирующего из Души. Духовная сфера была бы в течение этого промежутка времени подходящей обителью Души, которая никогда не могла полностью покинуть ее; о той нематериализуемой части Души, постоянно обитающей на духовном плане, достаточно точно, наверное, можно было бы говорить, как о ВЫСШЕМ Я".

Это "ВЫСШЕЕ Я" и есть АТМА, и, конечно, оно "нематериализуемо", как говорит г-н Синнет. Даже более, оно никогда не может быть "объективным", ни при каких обстоятельствах, даже для высшего духовного восприятия. Поскольку Атман, или "ВЫСШЕЕ Я" — это в действительности Брама, АБСОЛЮТ, и неразличим с ним. В часы Самадхи высшее духовное сознание Посвященного полностью поглощено ЕДИНОЙ сущностью, которая есть Атман, и потому является единым с целым и ничего объективного для него быть не может. Сейчас многие теософы привыкли использовать слова "Я" и "Эго" как синонимы или ассоциировать термин "Я" с человеческим, только высшим индивидуальным или персональным "Я" и "Эго", в то время как этот термин нельзя относить ни к чему, кроме как к Единому универсальному Я. Отсюда путаница. Говоря о Манасе, "причинном теле", мы можем назвать его — связанное с излучением Буддхи — "ВЫСШИМ ЭГО", но никогда "Высшим Я". Поскольку даже Буддхи, "Духовная Душа" не есть "Я", но только проводник "Я". Все остальные "Я" — такие как "Индивидуальное" и "личное" — не могут быть использованы в речи или письме без описывающего и характеризующего их определения.

Таким образом, в этом замечательном очерке о "Высшем Я" этот термин применяем к шестому принципу или Буддхи (конечно в соединении с Манасом, поскольку без такого союза в духовной Душе не было бы думающего принципа или элемента); что впоследствии дало начало некоторым неверным толкованиям. Утверждение, что "ребенок не имеет шестого принципа — или не становится существом, несущим моральную ответственность и способным создавать Карму, — до семи лет, доказывает, что здесь имеется в виду "ВЫСШЕЕ Я". Таким образом, талантливого автора полностью оправдывает объяснение, что после того, как "Высшее Я" входит в человеческое существо и пронизывает личность — только в некоторых из наиболее тонких организмов — своим сознанием, "люди, психически одаренные, действительно могут время от времени воспринимать это Высшее Я посредством своих более тонких чувств". Но и те, кто сводит значение термина "Высшее Я" к Универсальному Божественному Принципу, "извиняемы" в неверном понимании. Так, когда мы читаем, не будучи подготовленными к этому смещению метафизических терминов43, что "полностью проявляясь на физическом плане... Высшее Я все же остается сознательным духовным Эго на соответствующем плане Природы" — мы склонны видеть в "Высшем Я" этого предложения "Атму", а в духовном Эго — "Манас", а точнее, Буддхи-Манас, и тотчас покритиковать все предложение в целом за некорректность.

Чтобы впредь избежать такого неправильного понимания, я предлагаю буквально объяснить по-английски эквиваленты оккультных восточных терминов и предложить их для использования в будущем.

ВЫСШЕЕ Я — Атма, неотделимый луч Мирового и ЕДИНОГО Я, это Бог скорее выше, нежели внутри нас. Счастлив человек, которому удалось пропитать им свое внутреннее Эго!

ДУХОВНОЕ божественное ЭГО — Духовная Душа или Буддхи, в прочном союзе с Манасом, принципом разума, без которого она вообще не есть Эго, а только Проводник Атмы.

ВНУТРЕННЕЕ или ВЫСШЕЕ "ЭГО" — Манас, так называемый "пятый" Принцип, не зависимый от Буддхи. Принцип Разума только тогда образует Духовное Эго, если сливается в единое целое с Буддхи, — ни один материалист не предполагает, что у него есть такое Эго, как бы ни были велики его интеллектуальные способности. Это — непрерывная Индивидуальность или "Перевоплощающееся Эго".

НИЗШЕЕ или ЛИЧНОЕ "ЭГО" — Физический человек в связи с его низшим Я, то есть животными инстинктами, страстями, стремлениями и т.д. Оно называется "ложной личностью", и состоит из низшего Манаса в сочетании с Кама-рупой и действует через Физическое тело и его призрак или "двойник".

Остающийся "Принцип" — "Прана" или "Жизнь" — это, строго говоря, излучаемая сила или энергия Атмы — как Мировой Жизни и ЕДИНГО Я, — ЕЕ более низкий, а точнее (в своих действиях) более физический, из-за проявленности, аспект. Прана или Жизнь, пронизывает все существо объективной Вселенной; и называется "принципом" только потому, что она — обязательный фактор и deus ex machina [бог из машины] живущего человека.

Спрашивающий. Я думаю, что это деление, будучи таким упрощенным в своих комбинациях, будет более понятным. Остальное слишком метафизично.

Теософ. Если и теософы и не-теософы согласятся с ним, это сделает материал гораздо более доступным для понимания.


2299968453827271.html
2300053038318747.html
2300223696789850.html
2300345489184190.html
2300437232836785.html