18. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ»

18. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ»

Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о высшей юридической силе и прямом действии Конституции означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться Конституцией Российской Федерации.

В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действую­щими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, дея­тельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 cт. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и Пра­вильного рассмотрения дел.

2. Согласно ч. I cт. 15 Конституции Российской Федерации, Конститу­ция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим консти­туционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирую­щего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в ча­стности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указа­ния на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъ­ектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Рос­сийской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который дол­жен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регу­лирующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституцион­ного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части.

Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 cт. 90 Конституции Российской Федерации).

3. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Кон­ституции Российской Федерации примененный или подлежащий приме­нению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 cm. 125 Конституции Российской Федерации, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос в соответствии со ст. 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» может быть сделан судом первой, кассационной или надзорной инстанции в любой стадии рассмотрения дела.

О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации суд выносит мотивированное определение (поста­новление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа.

В запросе о проверке конституционности примененного или подлежа­щего применению при рассмотрении конкретного дела закона суд в соответствии с требованиями ст. 37 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» должен указать точное название, номер, дату принятия, источник опубликования и иные данные в подлежащем проверке законодательном акте, а также мотивы, по кото­рым он пришел к выводу о направлении указанного запроса. В силу ст. 38 названного Федерального конституционного закона к запросу необходимо приложить текст закона, подлежащего проверке, и перевод на русский язык всех документов и иных материалов, изложенных на другом языке.

В связи с обращением в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению закона производство по делу или исполнение принятого решения, исходя из требований ст. 103 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», приостанавли­вается до разрешения запроса Конституционным Судом Российской Феде­рации, о чем должно быть указано в названном выше определении (поста­новлении) суда.

Если подсудимый содержится под стражей, рекомендовать суду в каж­дом таком случае обсуждать вопрос об изменении ему меры пресечения.

4. При рассмотрении дел судам надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации либо в совмест­ном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, то, исходя из положений ч. 5 cт. 76 Конституции Российской Федерации, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.

Если имеются противоречия между нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта Российской Федерации, и федеральным законом, то в силу ч. 6 cm. 76 Конституции Российской Федерации подлежит примене­нию нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

5. Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закреп­ленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека. Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 cт. 15 Конституции I Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила между­народного договора Российской Федерации.

При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу п 3 cт. 5 Федерального закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления поло­жений указанного международного договора.

6. Обратить внимание судов на то, что в силу ч. 3 cт. 15 Конституции Российской Федерации не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для все­общего сведения. В соответствии с указанным конституционным поло­жением суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина.

Порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов определен ^ Федеральными законом Российской Федерации «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституци­онных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собра­ния» и Указом Президента Российской Федерации от 21 января 1993 г. «О нормативных актах центральных органов государственного управле­ния Российской Федерации».

7. Если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подле­жащий применению акт государственного или иного органа не соответст­вует закону, он в силу ч. 2 cт. 120 Конституции Российской Федерации обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения.

Оценке с точки зрения соответствия закону подлежат нормативные акты любого государственного или иного органа (нормативные указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, постановления и распоряжения Прави­тельства Российской Федерации, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреж­дений, предприятий, организаций и т. д.).

При применении закона вместо несоответствующего ему акта госу­дарственного иди иного органа суд вправе вынести частное определение (постановление) и обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом либо отменить.

8. Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 cт. 47). В соответствии с указанным консти­туционным положением вышестоящий суд не вправе без ходатайства или согласия сторон принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду.

Если рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности кото­рых оно отнесено законом, невозможно (например, в связи с недопустимостью повторного участия судьи в рассмотрении дела, наличием обстоя­тельств, устраняющих судью от участия в рассмотрении дела или со­здающих невозможность рассмотрения дела в данном суде), председатель вышестоящего суда вправе передать дело для рассмотрения в другой бли­жайший суд того же уровня (звена) с обязательным извещением сторон о причинах передачи дела.

9. В ч. 2 cт. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституцион­ной нормы суд по ходатайству участвующих в деле лиц обязан обеспечить им право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять хода­тайства и выступать в суде на родном языке.

10. В силу конституционного положения об осуществлении судопроиз­водства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 cт. 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.

При рассмотрении гражданских дел следует исходить из представлен­ных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может пред­ложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоя­тельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказа­тельств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатай­ству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств.

11. При рассмотрении жалоб на отказ в регистрации общественных объединений граждан либо заявлений заинтересованных лиц о ликвида­ции общественных объединений судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 5 cт. 13 Конституции Российской Федерации запреща­ется создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституцион­ного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжи­гание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Учитывая это конституционное положение, суду необходимо тщательно исследовать и оценить в совокупности все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказатель­ства, свидетельствующие о целях, задачах, фактической деятельности общественных объединений.

12. В силу Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах государства, участвующие в этом пакте, приняли на себя обязанность обеспечить право на забастовку при условии его осуще­ствления в соответствии с национальным законодательством.

Конституция Российской Федерации гарантировала работникам, а так­же их трудовым коллективам право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, включая право на забастовку (ч. 4 cт. 37). Однако осуще­ствление права на забастовку не должно нарушать права и свободы других лиц и может быть ограничено федеральным законом, но лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспе­чения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 cт. 17, ч. 3 cт. 55 Конституции Российской Федерации).

Исходя из этого, при решении вопроса о незаконности проведения забастовки судам следует иметь в виду, что ограничение права на забас­товку в указанных выше случаях допустимо лишь для тех категорий ра­ботников, в отношении которых с учетом характера их деятельности и воз­можных последствий прекращения ими работы необходимость запрета на проведение забастовки прямо вытекает из названных выше положений Конституции. Ограничение права на забастовку большего круга работни­ков, чем это необходимо для достижения целей, названных в ч. 3 cт. 17 и ч. 3 cт. 55 Конституции Российской Федерации, является неправомерным.

13. При рассмотрении дел, вытекающих из жилищных правоотноше­ний, судам необходимо учитывать, что Конституция Российской Феде­рации предоставила каждому, кто законно находится на территории Рос­сийской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пре­бывания и жительства, а также гарантировала право на жилище (ч. 1 cт. 27, ч. I cт. 40).

Исходя из этих положений Конституции, следует иметь в виду, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт прописки, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая и право на жилище. При рассмотрении дел, свя­занных с признанием права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях.

14. Поскольку ограничение права гражданина на тайну переписки, те­лефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допу­скается только на основании судебного решения (ч. 2 cm. 23 Конституции Российской Федерации), судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законам Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограни­чивающих указанные конституционные права граждан, может иметь место лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. Перечень органов, которым предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную дея­тельность, содержится в названном законе.

Эти же обстоятельства суды должны иметь в виду при рассмотрении материалов, подтверждающих необходимость проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст. 25 Конституции Российской Федерации), если такие материалы представляются в суд органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Обратить внимание судов на то, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граж­дан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких меро­приятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательствам.

15. При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закреплен­ный в ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении пре­ступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступив­шим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 cт. 49 Кон­ституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

16. Обратить внимание судов на необходимость выполнения конститу­ционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допус­кается использование доказательств, полученных с нарушением федераль­ного закона (ч. 2 cm. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ч. 3 cт. 69 УПК РСФСР, в силу которой доказа­тельства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения.

Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нару­шены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

17. При судебном разбирательстве должно строго соблюдаться гаран­тированное Конституцией (ч. 1 cт. 48) право каждого на получение квали­фицированной юридической помощи. С учетом этого конституционного положения суд обязан обеспечить участие защитника в деле как в случаях, когда обвиняемый выразил такое желание, так и в случаях, когда участие защитника является обязательным по закону.

На основании ст. 50 УПК РСФСР обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, однако такой отказ не дол­жен быть вынужденным и может быть принят лишь при наличии реальной возможности участия защитника в деле.

В соответствии с ч. 2 cm. 48 Конституции Российской Федерации и на основании ст. 47 УПК РСФСР каждый задержанный, заключенный под стражу имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с мо­мента объявления ему протокола задержания или постановления о приме­нении меры пресечения в виде заключения под стражу, а каждый обвиня­емый в силу указанной конституционной нормы и на основании ст. 46 УПК РСФСР имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента предъявления обвинения. При нарушении этого конституцион­ного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обви­няемого и результаты следственных действий, проведенных с его учас­тием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона.

18. При рассмотрении гражданских и уголовных дел судам необходимо учитывать, что в силу ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

С учетом этого конституционного положения суд, предлагая подсуди­мому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела (ст. 280 УПК РСФСР), должен одновременно разъяснить ему ст. 51 Конституции Российской Федерации. Положения указанной статьи Кон­ституции должны быть разъяснены также супругу или близкому родствен­нику подсудимого перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего и лицу, вызванному в суд в качестве свидетеля по граждан­скому делу, если оно является супругом либо близким родственником истца, ответчика, других участвующих в деле лиц.

Если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родствен­никам при дознании или на предварительном следствии не было разъяс­нено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого).

19. Судам необходимо иметь в виду, что разъяснения по применению действующего законодательства, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, могут применяться при рассмотрении дел в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.


2290609755849811.html
2290826666260283.html
2290895607364472.html
2290969274248615.html
2291023609166735.html