1 ПСРЛ, т. II, стб. 668, 669, 671-672 - Среди многих проблем отечест­венной истории одной из самых важ­ных и интересных...

1 ПСРЛ, т. II, стб. 668, 669, 671-672.

2 Т а м же, стб. 672—673.

3 Там же, стб. 677—678.

4 Т а м ж е, стб. 690, 694, 695, 698, 700, 717, 725, 736, 737, 755, 761, 772, 773 и др.


очень значительными', но «Половецкая земля» уже перестала выступать в качестве единой враждебной силы, для борьбы с которой требовались общерусские усилия. К концу XII в. половецкая опасность уже была в зна­чительной степени ослаблена, хотя, конечно, кочевники продолжали бес­покоить порубежные русские земли.

Причины ослабления половецкого натиска на Русь следует искать как внутри самого половецкого общества, так и в тех внешнеполитических ус­ловиях, в которых оказалась «Половецкая земля» к исходу XII столетия. Конечно, решающую роль в ослаблении половецкого наступления сыграло сопротивление соседних оседлых народов, в первую очередь русских. Хоро­шо организованная, подкрепленная мощными укрепленными линиями обо­рона южных границ Руси постоянно сдерживала агрессивные устремле­ния кочевников; для ее преодоления половцам приходилось затрачивать много жертв и усилий. Победоносные походы русских князей в степь гро­мили центры половецких кочевий, массовые захваты скота и пленных во время этих походов подрывали экономическую базу кочевых половецких племен, в битвах погибали тысячи и десятки тысяч половецких воинов. Увлекаемые правящей верхушкой в бесконечные грабительские походы, лишенные притока свежих сил из азиатских степей, половцы постепенно слабели в борьбе с соседними народами. Это имело особенно большое зна­чение потому, что численность самих половцев была сравнительно неболь­шой. А. И. Попов определяет ее «сотнями тысяч». «О миллионах, — по его мнению, — речи идти не может»2. Судя по характеру русско-половецких отношений и военных действий на степной границе, с этим можно согла­ситься.

Борьба против кочевников была делом не только князей и их дружин, но и широких народных масс. Этим в значительной степени объясняется сила отпора половецкому наступлению. Важную роль в отражении поло­вецких набегов играли городские ополчения. Об их участии в борьбе с по­ловцами неоднократно упоминают летописцы. Например, когда в 1093 г. под городом Торческом половцы разбили княжеское войско, горожане про­должали сопротивление и нанесли немалый урон кочевникам. Летописец сообщает: «Половцемъ же оседяще Торочьскии, противящем же ся Торокомъ и крепко борющпмъ, изъ града оубиваху многы от противныхъ» 3. В 1146 г. жители Путивля, когда к городу во время усобицы подошли «ди­кие половцы», наотрез отказались сдаться: «Не вдашася имъ Поутивлечи, дондоже приде Изяславъ с силою Киевскою, онем же крепко бьющимся съ града». В 1152 г. половцы, подступившие к Чернигову тоже встретили

1 Например, в 1235 г., когда половцы «взямшю всю землю Галичькоую» (ПСРЛ, т. II, стб. 775).

2 А. И. Попов. Кипчаки и Русь. «Ученые записки ЛГУ. Серия исторических наук», вып. 14, 1949, стр. 98. ' ПСРЛ, т. И, стб. 212.


упорное сопротивление горожан. Городские ополчения, «черные люди», ходили вместе с княжескими дружинами в походы против половцев. Так, во время похода 1151 г. на половцев князья выступили со своими дружина­ми, со служилыми черными клобуками «и с Кыяны». В войске князя Игоря во время похода 1185 г. были «черные люди». Случалось, что вмешатель­ство горожан срывало намерения враждовавших князей призвать половцев для участия в усобице. В 1139 г., когда черниговский князь Всеволод Оль-гович хотел призвать половецкую орду для выступления против киевского князя Ярополка, «людие Черниговци въспиша к Всеволодоу: ты надеешися бежати в Половце, а волость свою погубиши..., поуче... проси си мира» 1. Князю пришлось подчиниться.

Что касается внутренних причин, то здесь следует выделить прежде всего последствия феодализации половецкого общества, разрушившей един­ство военной организации кочевников. Половецкие «князья» постепенно превращались в феодальных владык, политика которых в своей основе, несмотря на известные особенности, мало уже отличалась от политики рус­ских князей. Нельзя не учитывать и большого воздействия на половцев Руси и других оседлых народов Восточной Европы. На это, в частности, обращает внимание А. И. Попов. По его мнению, ослабление половецкого наступления на русские земли «могло явиться следствием только 150-лет­него воздействия Руси и культурных стран Кавказа на половцев» 2.

Большое значение для борьбы с половцами имело привлечение на службу отдельных отрядов кочевников, «своих поганых», которых русские князья селили в пограничных областях и использовали для сторожевой слу­жбы. «Замиренные» печенеги, торки, берендеи, коуи, турпеи, половцы и другие группы кочевников, известные русским летописцам под общим название «черные клобуки», были поселены в XI—XII вв. в Поросье, Верхнем Побужье, по притокам Тясмина и Синюхи, по левой, «переяславской» стороне Днепра и верно несли службу киевским князьям по охране границ от своих «диких» собратьев. Под предводительством русских князей и воевод, а порой и самостоятельно «черные клобуки» неоднократно отбивали набе­ги половецких орд на Киевскую и Переяславскую землю. Летопись сооб­щает о сражениях служилых «черных клобуков» с «дпкими» половцами в 1125, 1151, 1155, 1161, 1162, 1171, 1173, 1174, 1190 гг. Иногда «черные клобуки» были даже более воинственно настроены по отношению к «ди­ким» половцам, чем сами русские князья, и прямо требовали огранизации походов в половецкие степи. Возможность бить «диких поганых» руками «своих поганых» была обеспечена длительным воздействием на кочевни­ков более передового феодального русского общества и далеко зашедшим процессом феодализации самой половецкой орды.


2
1 ПСРЛ, т. II, стб. 301, 333, 424, 457, 641. "А. И. Попов. Цит. работа, стр. 109.


Серьезный удар половцам нанесли монголо-татары, вторгшиеся в причерноморские степи в 1222—1223 гг. (тридцатитысячный отряд мон­гольских полководцев Субедея и Джебэ). Половецкие кочевья в степях Нижней Волги и Нижнего Дона были разгромлены монголо-татарскими завоевателями; остатки половцев бежали на запад. Серьезные потери по­несли половцы и в кровопролитной битве на реке Калке (см. гл. 2).

Тяжелой и длительной была борьба Руси с кочевниками-половцами, много жертв и усилий стоила она русскому народу. С 1061 по 1210 г., по подсчетам П. В. Голубовского, половцы совершили 46 больших походов на Русь, из них на долю Переяславского княжества пришлось 19 походов, на Поросье — 12, на Северскую область — 7, на Киевскую и Рязанскую зем­ли — по 4. Количество мелких половецких наездов вообще не поддается учету: их было множество. За это же время половецкие отряды 34 раза принимали участие в междоусобных войнах русских князей '. Однако при всей тяжести борьбы с кочевниками и тех опустошениях, которые они при­чиняли пограничным областям, половецкое наступление нельзя сравни­вать с монголо-татарским нашествием на Русь. Даже в периоды наиболь­шей половецкой опасности, когда степняки ставили свои «вежи» под сте­нами стольного Киева и осаждали «многим множеством» Переяславль или Чернигов, речь никогда не шла о самом существовании Руси, о ее неза­висимости. Половцы были в состоянии только совершать грабительские походы, иногда очень опустошительные, разбойничьими наездами разорять пограничные области или своим вмешательством усугублять разрушитель­ные последствия феодальных войн. Размеры территории, страдавшей от половецких набегов, были сравнительно невелики. Как отмечает В. Т. Пашуто, половецкие набеги охватывали около Vis, главным образом степной, части страны 2. Это были не завоеватели, а беспокойные соседи, которые ранили Русь набегами, но не могли и думать о том, чтобы нанести ей смертельный удар.

Полуторавековая борьба с половцами оказала значительное влияние на историю Древней Руси. Многие явления и процессы, характерные для ран­него русского феодализма, трудно правильно понять и объяснить, не учи­тывая воздействия такого внешнеполитического фактора, как половецкое наступление на южные рубежи.

Вопрос о влиянии борьбы с кочевниками на различные стороны жизни Древней Руси сложен и недостаточно разработан в исторической литерату­ре. Поэтому, не ставя задачей всесторонне осветить его, попытаемся обоб­щить имеющиеся сравнительно немногие наблюдения и выводы.

Выше уже говорилось, что нашествие половцев на Северное Причер-

1 См.: П Голубовский. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884, стр. 83, 169.

2 См.: «Древнерусское государство и его международное значение». М., 1965, стр. 98.


номорье привело к утрате Русью части плодородных черноземных земель на юге страны, к изъятию их из земледельческого оборота. Славянские зем­ледельческие поселения в степях, возникшие в результате колонизаци­онного движения VIII—IX столетий, были сметены половецкой волной. Под ударами половцев в начале XII в. погибло самое южное русское кня­жество — Тмутаракань, являвшееся важнейшим звеном на путях торгов­ли с Востоком. Половецкая опасность привела к отливу населения и из лесостепной зоны, из пограничных со степью областей. Именно появление в степях половецких орд и их набеги оказались фактором, ускорившим пе­ремещение славянского населения из Приднепровья на север и северо-во­сток и колонизацию славянами лесного междуречья Оки и Волги.

Половецкая кочевая стихия отрезала Русь от черноморских портов, нарушила торговлю с Востоком и Византией. Как показывают исследова­ния М. В. Фехнер, торговые отношения Руси с Востоком, достаточно ожив­ленные в X—XI вв., приостановились в XII столетии (из инвентаря дере­венских погребений этого времени исчезли обычные раньше бусы восточ­ного происхождения). Губительные последствия имело господство половцев в южных степях и для торговли Руси с Востоком по Балтийско-Волжскому пути 1. Половецкие орды перерезали древние торговые пути от Киевской земли к Черному морю: «Греческий» (в Византию), «Соляной» (через Лукоморье к соляным озерам), «Залозный» (к Азовскому морю и Тмута­ракани). Киевский князь Мстислав, обращаясь к другим русским князь­ям, с горечью отмечал в 1170 г.: «Оуже оу нас и Гречьскии путь переступаюче, и Солоныи, и Залозный»2. Известно, что движение торговых кара­ванов по Залозному пути почти полностью прекратилось уже в конце XI в. 3. Имеются данные даже о том, что половцы пытались нарушить со­ляную торговлю Киевской земли с Галицией4. Нарушение кочевниками древних торговых путей Руси неблагоприятно сказывалось на экономике страны.

О влиянии борьбы с кочевниками на политическое и социально-эконо­мическое развитие Древней Руси интересные наблюдения сделаны акаде­миком Б. А. Рыбаковым. Именно с внешними причинами, с усилением в конце XI — начале XII в. половецкого наступления Б. А. Рыбаков связы­вает «возрождение феодальной монархии при Святополке — Мономахе —

1 Подробнее см.: А. Н. Насонов. Тмутаракань в истории Восточной Европы.
«Исторические записки», 1940, № 6; М. В. Ф е х н е р. Некоторые сведения археологии
по истории русско-восточных экономических связей до середины XIII в. «Междуна­
родные связи России до XVII в.» М., 1961, стр. 54; В. Б. В и л и н б а х о в. Балтийско-
Волжский путь. «Советская археология», 1963, № 3, стр. 133. «

2 ПСРЛ, т. II, стб. 538.

3 В. Г. Фоменко. Южные пути Киевской Руси на Запорожье. «Археографи­ческий ежегодник». М., 1964, стр. 30.

4 А. И. Попов. Кыпчаки и Русь. «Ученые записки ЛГУ. Серия исторических наук», вып. 14, 1949, стр. 104.


Мстиславе» '. После того как половецкое наступление было отбито, единая держава снова перестала быть исторической необходимостью и, просуще­ствовав некоторое время «по инерции», распалась на многие феодальные княжества. Сам ход обособления отдельных феодальных княжеств также связан с борьбой Руси против половцев. Внешнеполитические факторы сыграли определяющую роль в очередности этого обособления. Раньше дру­гих обособились от Киева те земли, которым никогда не угрожала поло­вецкая опасность: Новгород и Псков. Во вторую очередь обособились Галич, Волынь и Чернигов. Галичу помогало его окраинное положение, удален­ность от основного театра войны с половцами и близость к Венгрии и Польше, откуда могла прийти поддержка. Обособление Чернигова объясняется давними связями с юго-востоком, Тмутараканью, Кавказом. Чер­ниговские князья сами быстро наладили дружественные отношения с по­ловцами и широко пользовались поддержкой «поганых» в междоусобных войнах.

Весьма интересно наблюдение Б. А. Рыбакова о влиянии половецкого наступления на классовую борьбу в южнорусских княжествах, а также на организацию в них феодального хозяйства. Борьба с кочевниками была не только общегосударственным, но и общенародным делом: различные клас­сы русского общества объединяли свои усилия для войны со степью, что в известной мере в определенные моменты сглаживало классовые противоречия, отодвигало их на второй план. Так, по мнению Б. А. Рыбакова, наступление половцев в 1092 г. помешало назревающему социальному кри­зису вылиться в восстание; оно было отсрочено на 20 лет, до 1113 г., когда половецкий натиск был значительно ослаблен победоносными походами русских дружин в степи 2.

В связи с длительной борьбой с кочевниками, сначала с печенегами, затем с половцами, экономика южноруских феодалов постепенно приспо­собилась к нуждам постоянной обороны, постоянной готовности к «сиде­нью» в осаде и к походам. С этим, видимо, было связано широкое развитие здесь закупничества (при содержании закупов внутри укрепленных боярских дворов) и возрастание холопского труда к XII в., позволявшего быст­ро создавать в таких условиях запасы продовольствия и организовывать своеобразные «крестьянские города» — прообраз военных поселений вроде пограничного Изяславля на Горыни. Во Владимирской земле, надежно защищенной лесами от половецких вторжений, отмеченные явления не получили заметного развития.

Другой аспект влияния борьбы с кочевниками на развитие Древней Руси — это воздействие внешнеполитических факторов на процесс формирования русской народности. По мнению, Л. В. Черепнина, внешние фак-

1 Б. А. Рыбаков. Первые века русской истории. М., 1964, стр. 150.

2 См.: Б. А. Рыбаков. Указ, соч., стр. 114.


торы имели известное, хотя и не определяющее значение в истории рус­ской народности. В частности, «ускоряющим моментом в процессе скла­дывания русской народности являлась борьба со степными кочевыми народами». Организуя военные походы против кочевников, постоянно уг­рожавших южным рубежам, русские феодалы опирались на стихийную борьбу народа за Русскую землю, собирали большие ополчения из раз­личных областей страны. Во время этих походов «складывались террито­риальные и культурные связи, формировались черты будущего националь­ного характера». Кроме того, общегосударственные мероприятия по обороне южных границ, строительство оборонительных сооружений явилось фак­тором, содействующим государственному освоению этнической территории Руси. Сюда, на южные укрепленные линии, переселялось население из различных областей страны, в процессе совместной борьбы с кочевниками проходило постепенное сглаживание племенных различий 1. Расчленение раннефеодального Древнерусского государства в результате дальнейшего процесса феодализации создало предпосылки для дробления древнерус­ской народности. Границы территории великорусской народности наме­тились уже в XII — начале XIII в. Одним из факторов, подготовивших рас­членение древнерусской народности, был фактор внешнеполитический: наступление кочевников на Южную Русь и непосредственно связанное с ним «перемещение населения, в частности, его отлив из южных областей к северу в результате половецких нашествий и разорения южных рай­онов» 2.

Таким образом, многовековая борьба с кочевниками южных степей оказала определенное влияние на два основных процесса, проходивших в это время в древней Руси: процесс складывания раннефеодального государства и процесс складывания древнерусской, а затем и великорусской народности. Внешнеполитические факторы не были для этих процессов определяющими, но не учитывать их нельзя. В постоянном присутствии такого внешнеполитического фактора, как наступление кочевников на юж­ные рубежи, — особенность исторических условий, определивших в свою очередь ряд особенностей развития раннего русского феодализма по срав­нению с историей становления и дальнейшего развития феодальной фор­мации у некоторых других европейских народов.

Судьба половцев похожа на судьбу других азиатских кочевников, вторгавшихся в причерноморские степи: новая волна кочевников погло­тила их. Само название «половцы» исчезло. Монголо-татары, завоевавшие Восточную Европу, включили их в состав своих кочевых орд, и с этого времени кочевое население степей известно под общим именем татары.

1 См.: Л. В. Ч е р е п н и н. Условия формирования русской народности до конца XV в. «Вопросы формирования русской народности и нации». М., 1958, стр. 10, 27, 38—39.

2 Там же, стр. 55, 70.


В свою очередь, половцы (или «кыпчаки», как их называли восточные ав­торы) оказали определенное влияние на завоевателей. Арабский писатель первой половины XIV в. Эл-Омари писал даже, что монголо-татары «сме­шались и породнились с ними (половцами. — В. Я.), и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (монголо-татар. — В.К.). И все они стали точно кыпчаки, как будто они одного рода» '.

Начался новый период в истории феодальной Руси, период борьбы еще более ожесточенной, еще более тяжелой и кровопролитной. Это была борьба за независимость против монголо-татарских завоевателей2.

1 В. Г. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. 1. СПб., 1881, стр. 235.

2 К сожалению, автор не имел возможности использовать при написании этой главы интересную книгу Г. А. Федорова-Давыдова «Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов», которая вышла в 1966 г., после сдачи рукописи в издательство.

монголо-

ТАТАРСКОЕ

НАШЕСТВИЕ

НА РУСЬ

Монголо-татарское нашествие на Русь является одним из самых зна­чительных и драматических событий в русской истории периода феодализ­ма. Полчища Батыя, лавиной прока­тившиеся по русским землям, под­вергли их страшному опустошению, нанесли колоссальный урон произ­водительным силам, разорвали мно­говековые торговые и культурные связи Руси с соседними странами; над русским народом повисло тяж­кое иноземное иго.

История установления монголо-татарского ига, характер взаимоот­ношений русских князей с Ордой, международное положение русских княжеств, политическая борьба в Северо-Восточной Руси во второй по­ловине XIII—XIV вв., причины уси­ления одних феодальных центров и ослабления других, процесс форми­рования русского централизованного государства и русской народности — все эти вопросы невозможно осветить с достаточной полнотой без ясного представления о событиях нашест­вия Батыя.

Советские историки неоднократно останавливались на событиях похода Батыя в общих курсах и научно-по­пулярных работах 1. В этих работах

1 См.: Б. Греков. Татарское нашест­вие. «Исторический журнал», № 6, 1937; Б. Греков, А. Якубовский. Золотая Орда. Л., 1937; Д. А л ь ш и ц. Нашествие Батыя. М., 1939; В. Н. Б о ч к а р е п. Борь­ба русского народа с татаро-монгольскими завоевателями. М., 1940; Б. А. Рыбаков. Борьба Руси с Батыем. «Народ-богатырь»', 1948; А. А. Строков. Военное искусство Руси периода феодальной раздроблен­ности. М., 1949; Б. Д. Г р е к о в, А. Ю. Я к у-б о в с к и и. Золотая Орда и ее падение. М.-Л., 1950; «Очерки истории СССР. IX—


дается общий очерк нашествия и его оценка, содержится много интерес­ных наблюдений и выводов. Новые материалы о нашествии приводятся и в исследованиях по истории отдельных городов, написанных на основании широкого привлечения археологических данных'. Однако специального ис­следования о монголо-татарском нашествии на Русь до сих пор нет в со­ветской исторической литературе. Схема нашествия Батыя, разработанная дореволюционными историками, в целом не пересматривалась, хотя мно­гие ее положения устарели и не соответствуют современному состоянию источников, особенно археологических. Между тем критический анализ всей суммы летописного материала, использование восточных источников и широкое привлечение археологических данных позволяют уточнить и исправить традиционную картину монголо-татарского нашествия, оставшуюся в наследство от дореволюционной историографии.

I

^ ПОДГОТОВКА МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО НАШЕСТВИЯ НА РУСЬ (1223—1236 гг.)

Планы завоевания Восточной Европы складывались у монгольских феодалов задолго до похода Батыя. Еще в 1207 г. Чингиз-хан направил своего старшего сына Джучи на завоевание племен, обитавших к северу от реки Селенги и в долине Иртыша, причем в состав улуса Джучи были включены и земли Восточной Европы, которые предстояло завоевать в дальнейшем. Персидский историк Рашид-ад-Дин сообщал, что «Джучи на основании высочайшего повеления Чингиз-хана должен был отправить­ся с войском завоевать все области Севера, то есть земли Ибир-Сибир, Булар, Дешт-и-Кыпчак, Башкирд, Рус и Черкес до хазарского Дербента, и подчинить их своей власти» 2.

Однако при жизни Чингиз-хана эта широкая завоевательная програм­ма не была реализована: основные силы монгольских феодалов были заняты войнами в Китае, Центральной и Средней Азии. В 20-х годах


2289624407026971.html
2289739140675998.html
2289877632486808.html
2289992234340090.html
2290080810320941.html